на главную
На главную
 походы отчёты документы  в народ
Admin
 

КОЛЬСКИЙ ПОЛУОСТРОВ.

ОТЧЁТ

о лыжном туристском походе 3 категории сложности по Кольскому полуострову.
Маршрут первого прохождения.

 

Руководитель группы Бузунов Иван Степанович
Москва, Лефортовский вал, д.7а, корп.1

Оглавление

  1. Справочные сведения (Паспорт спортивного похода/путешествия)
  2. 2. Введение.
  3. График похода. Крок.
  4. Техническое описание прохождения группой маршрута.
  5. 5. Выводы и рекомендации.

1. Справочные сведения (Паспорт спортивного похода/путешествия)

1.1. Проводящая организация:

 

1.2. Страна, республика, край, область, район, подрайон, массив.

Страна: СССР.
Кольский полуостров.

1.3. Общие справочные сведения о маршруте.

Вид туризма

КС похода

Протяжённость похода (км)

Продолжительность

Сроки проведения

лыжный

третья

280 км

18дней/
11 ходовых дней

с 23.01. по 10.02.1954 года.

1.4. Подробная нитка маршрута.

Ст.Оленья – пос.Ловозеро – д.Нивка – пор.Большой – с.Воронье – пор.Леший – р.Эйнч – п.Териберка.

1.5. Определяющие препятствия маршрута.

 

1.6,7. Список группы. Ф.И.О., адрес, телефон, e-mail, руководителя и участников.


N

Ф.И.О.

Обязанности

1

Бузунов
Иван
Степанович

руководитель группы (командор)

2 Баранов
Борис

замполит

3 Даниленко
Владимир
казначей
4 Тулупов
Виктор
фотограф
5 Карманов
Сергей
ответственный за градусник
6 Cарно
Юрий
ответственный за дневник

1.8. Адрес хранения отчета, наличие видео и киноматериалов.

Библиотека отчетов Московского городского центрального туристического клуба.
Отчёт опубликован на сайте: http://www.manturs.narod.ru/

1.9. Поход рассмотрен...

2. 2. Введение.

В период подготовки нашего маршрута ряд товарищей из ДСО Наука пытались убедить нас, что данный маршрут относится к числу рискованных похождений, рассчитанных на случайный успех, предпринятых без учёта реальных сил и условий и именуемых в совокупности авантюризмом. А всякий авантюризм в огромном большинстве случаев обречён на провал, на неудачу.

Один из членов маршрутной комиссии ДСО «Наука» заявил: «Имел я дело с авантюристами, сам авантюрист, но таких, как вы, вижу в первый раз».
Автор письма, полученного нами из Мурманска, также пытался представить наш маршрут, буквально, как непроходимый. Он посылает привет всем тем, кто желает найти себе логический конец не под колёсами московского трамвая, а в ледяной глуши полярной тундры.

Однако поход благополучно закончен. Все члены группы здоровы, веселы и готовы к новым предстоящим походам. Все 120 пальцев участников похода продолжают нормально функционировать, счастливо избегнув ужасного воздействия мороза в 50 градусов (!?). Мы на основе сведений, приведённых в этом дневнике, утверждаем, что успешное завершение нашего похода не есть случайный успех, и, следовательно, все предприятие не имеет ничего общего с голым авантюризмом.

Но в конце концов нельзя также огульно отрицать всякий авантюризм. Известная доля авантюризма в туристических мероприятиях совершенно необходима, она придаёт походу особый интерес и яркую романтическую окраску. Кроме того, в походах Ш категории трудности, особенно первого прохождения, - избегать некоторого риска совершенно невозможно.

В конце концов, прогуливаясь по московским улицам, мы действительно подвергаемся опасности быть раздавленными трамваем, да и вообще жизнь человеческая постоянно подвергается опасностям и бегать от них - это самый верный способ погубить себя.

В туристическом походе известная доля авантюризма, если она сочетается с хорошей подготовкой группы и трезвым подходом делу, ни в коем случае не должна привести к несчастному случаю, или же вероятность его становится такой же малой, как вероятность попадания под колёса московского трамвая.

После небольшого теоретического введения приступаем непосредственно к отчёту.

3. График похода.

Дата
Участок пути     км
24.01.1954
Москва - Оленья поезд    
25.01.1954
поезд    
26.01.1954
Оленья - Ловозеро   лыжи 90
27.01.1954
  лыжи
28.01.1954
  лыжи
29.01.1954
  лыжи
30.01.1954
Ловозеро   днёвка 0
31.01.1954
Ловозеро - Воронье   лыжи 70
01.02.1954
  лыжи
02.02.1954
  лыжи
03.02.1954
Воронье   днёвка 0
04.02.1954
Воронье - Териберка   лыжи 120
05.02.1954
  лыжи
06.02.1954
  лыжи
07.02.1954
  лыжи
08.02.1954
Териберка - Москва пароход    
09.02.1954
поезд    
10.02.1954
поезд    
Итого
  280

Крок маршрута

.

4. Техническое описание.

23 января 1954 года.

Обстановка перед отъездом была довольно напряжённой. Командор отказался давать интервью - он заявил, что о предстоящем походе ему сказать нечего. Немногочисленные провожающие, столпившиеся на перроне у мурманского поезда, с трудом удерживали слезы. Один посторонний гражданин скептически взглянул на наши лыжи и громко сказал:
«Я такую публику в прошлом году спасал около Кировска - все замёрзли... Ах, нет, кажется, двое живых всё-таки осталось.

Большую радость доставила нам встреча с другой группой туристов, направлявшихся в том же вагоне и так же, как мы, - до ст. Оленья. Полупьяный Сарно пришёл в восторг и обратился к одной из девушек, входящих в эту группу, с массой вопросов.

Длинноносая красавица решила, что Сарно пристаёт к ней и молча стукнула его лыжами по голове.

Поезд свистнул и пошёл. Москва исчезла. Впереди нас ждала ужасная тундра.

24 января.

Этот день прошёл очень плохо. У всех болела голова. Долго никто не мог обнаружить причину всеобщей болезни. Затем оказалось, что причина имела вид рыжего юноши с длинным носом и мохнатыми наивными глазами. С раннего утра и до момента его высадки в Ленинграде он без умолку рассказывал что-то очень умное и неинтересное своим приятелям. Его ти­хий, проникновенный, нудный и мучительно навязчивый голос не давал нам покоя. Его прозвали - «Рыжее радио» и неодно­кратно просили выключиться. Но физически он был неспособен к этому.

Лёгкий завтрак, состоявший из икры и хлеба, не удовлетворил «авантюристов», и они стали готовить «голодный бунт». Командор, страдающий «почти язвой желудка», сам ел только английскую соль и радушно предлагал остальным последовать его примеру.

Однако вскоре, почувствовав, что дело принимает серьёзный оборот, он милостиво разрешил массе посетить вагон-ресторан. Все баловались ромштексами, в то время как командор поживился манной кашкой.

В Ленинграде вышли на Невский, Обилие машин и людей, затруднявших наше движение, и чрезвычайно раздражавших нас, лишний раз утвердили нас в нашем «авантюристическом» решении бежать от цивилизации.

По мере продвижения на север температура повышается. От -24° (в Москве) она к концу дня выросла до 0°. Окна вагонов оттаивают.

25 января.

За окном уже типичный северный пейзаж. Еловые перелески до горизонта... озера... озера...

В ресторане какой-то тип взглянул в окно и сказал мрачно: «Тайга здесь закон, медведь - начальник.»

В нашей судьбе живейшее участие приняли соседи по вагону. Одни из них утверждали, что нам надо в первую очередь опасаться морозов и ветров. Оказалось, что среди них есть люди, принимавшие участие в спасении замёрзших туристических групп. Другие утверждали, что морозы тут чепуховые (-30° бывает редко), а «заряды» - не больше 10 часов, а обычно 2-3 часа. Самое опасное, - говорили они, - это волки. Если попасть на волчью свадьбу, то все зависит от волчицы: если она в плохом настроении, то пиши пропало. Ещё имеются росомахи. Они лазают по деревьям и прыгают оттуда на отставших. Так что мы теперь толком не знаем, чего нам опасаться; морозов, ветров, волков, росомах или ещё чего. Поэтому решено вообще ничего не опасаться. Командор находится в хорошем настроении. Как известно, он не любит женщин и ненавидит цветы. Женщин в составе группы у нас нет. Цветов за полярным кругом в феврале месяце тоже не предвидится.

Через купе от нас едет вышеупомянутая группа «кандидатов в авантюристы» из МГУ. В этой группе, идущей на двойку также от ст.Оленья, (далее на Мончегорск, через заповедник и волчью тундру) имеется три девушки, одна из которых отшила Сарно при посадке. Уже с этого момента отношения были испорчены. Натянутость в дальнейшем ещё увеличилась, благодаря следующим обстоятельствам:
А) у них были совершенно новые штормовки, а у нас - старые
Б) у них были заячьи унты, а у нас их не было;
В) они целый день ели, а мы глотали слюни и ненавидели командора, который глотал английскую, соль. Дело дошло до того, что командор запретил пить чай с сахаром. Даниленко объявил голодовку и провозгласил сегодняшний день «черным днём туризма».

26 января.

Приближается Оленья. «Одевайсь!» - крикнул командор. Все кинулись по рюкзакам. Послышались отрывистые возгласы:
«Рубаха Р4 к одеванию товсь!»
«Рубаха Р4 к одеванию готова!»
«Одеть рубаху №4!»
«Штаны №6 к одеванию товсь!»
«Штаны №6 к одеванию готовы!» и т. д.

Чрез пять минут в полной полярной форме мы были похожи на медвежат. Остановка Имандра, предшествующая Оленьей... Вышли на воздух. Стоит изумительная тихая погода... Небольшой морозец. Медленно падает пушистый снежок...

В 3 часа ночи поезд прибыл на станцию Оленья. Стремительно выгружаемся и переходим в здание станции. Это небольшой двухэтажный домик, где в беспорядке установлено несколько лавок. На лавках валялось несколько храпящих фигур. Какая-то мрачная личность выглядывала из угла. Здесь мы провели остаток ночи.                                                                            

Как только появилась кое-какая видимость (8ч. 30 м) мы тронулись по дороге на Ловозеро. Дорога идёт вдоль железнодорожной линии по направлению от Мурманска, а затем уходит в сторону. Дорога хорошая, широкая и совершенно неинтересная. С большим успехом до Ловозеро можно доехать на машине. Машины уходят из Оленьей обычно в 15-16 часов, но случайно можно достать и в другое время. Участок Оленья – Ловозеро мы шли для того, чтобы проверить свои силы, (некоторые из нас в этом сезоне не становились на лыжи) и подготовиться к трудному малонаселённому участку Ловозеро - Воронье - Териберка. Провести тренировочный поход в Москве нам не удалось за отсутствием времени.

Прошли порядка 20 км и остановились на ночёвку в избушке лесника.

27 января. 28 января.

Эти дни были самыми бездарными в нашем походе. Местность не представляет особого интереса - по обочинам дороги хороший лес, местами - поля.

Дорога от Оленьей построена 3 года назад на средства горно-обогатительного комбината, находящегося в Ревде. Раньше сообщение было по дороге от ст. Пулозеро, но это было не удобно, т.к. ст. Пулозеро гораздо меньше Оленьей. Дорога непроходима только в пургу, когда бывают большие заносы.

Схема движения по дороге. (не в масштабе)

Опыт двух первых холодных ночёвок, которые носили характер тренировки, показали, что в обычной перкалевой палатке при наличии ватных спальных мешков, в тёплой одежде (ватнике, валенках, ушанке и варежках) при морозе, 20-25° спать, почти так же удобно и тепло, как дома на диване в непосредственной близости от парового отопления.

Воочию убедились в огромной роли опаок. Опанки (или в простонародье - «поганки») - это брезентовые чулки, надеваемые на ботинки. При наличии опанок можно свободно разгуливать по колено, в снегу, не рискуя замочить ботинки.

За ночь палатки подмёрзли, снаружи покрылись инеем, внутри запотели, так что товарищи, спавшие по краям, незначительно подмокли. Затем палатки тщательно просушивали у костра.

29 Января.

К концу этого дня мы вошли в районный центр Ловозеро. От Оленьей до Ловозеро - 90 км.

В Ловозеро после недолгих поисков попали на перевалочную базу геологов. Как убитые, проспали до 11 часов утра.

30 января.

В одной комнате с нами лежал геолог, который отморозил пальцы на ногах в результате несчастного случая. «Кольский Край - богатейший край, - рассказывал он, -есть кое-что поценнее чем апатиты.» Их группа работает в центре полуострова, в глухой тундре, в тяжёлых условиях. Снабжают их с помощью самолёта. Воронье. По р.Воронья на всем её протяжении есть лес. Охотничьих избушек нет.

Сушить палатки обязательно,
невзирая на едкий дым.

Вышли на чистый воздух. Стоит прекрасная погода. Температура -17°. Ветра почти нет. Светит, но не греет яркое солнце. Прекрасная видимость. Все предметы представляются чрезвычайно чёткими и рельефными. Снег играет синевато-золотистыми бликами. На юге виднеются невысокие горы - хребет «Ловозёрские тундры». Почти со всех сторон виден лес.

Посёлок - типа большой деревни: одноэтажные деревянные дома. Недалеко монотонно стучит движок - дизельная электростанция.

Ловозеро.

Бегают лопарчата в балахончиках - удивительно симпатичные. Эти балахоны с меховым капюшо­ном - националь­ная одежда мест­ных жителей и на­зывается малицей. Направились в РК ВЛКСМ. Первый секретарь райкома - Голубева – рыжая, подвижная и решительная девушка. Она работает на Кольском полуострове 4 года. До избрания на штатную должность в райкоме работала медиком. Она горит желанием оказать нам содействие, но о нашем маршруте, особенно в его части севернее Вороньего, почти ничего не знает. Это неудивительно. С этим участком в Ловозеро знакомы очень немногие из коренного населения. Мало кто бывал там. Зашли в чайную. Над дверями потрясающий плакат:

Прекрасная чайная! Самое дорогое блюдо - 3 р. 70 к. Обслу­живают хорошо, готовят вкусно. Обратили внимание на одного стилягу с длинной гривой и трёх очкариков. Где их только нет! Занесло их даже сюда, на край света. Из чайной направились в магазин. Снабжение здесь прекрасное. Товаров не меньше, чем в ГУМе. Всё - от лыж до часов «Звезда» и одеколона «Шипр».

Живые олени.

В продовольственном отделе - все нужные продукты, включая замечательные мясные консервы в больших банках. Вышли за околицу. Зазвучали бубен­цы, из-за леса показалась райда: целый поезд оленьих упряжек. Эта райда прибыла из Краснощелье за продуктами. Тут же познакомились с одной симпатичной, голубоглазой и краснощёкой девушкой. Оказалось, что она из Вороньего. Зовут её Алей. Попытались с ней заигрывать. Затем попробовали узнать у неё подробности относительно р.Воронья, но оказалось, что севернее Вороньего она не была и знает очень мало. По нацио­нальности она - саами. Прозвали её «прекрасная лопарка» После этого все единодушно решили, что жить в тундре не так уж плохо.

Райда.

Вернулись в геологическую экспедицию. Начальник экспедиции сообщил нам следующее: Геологическая экспедиция занимается разведкой недр. В посёлке Ревда и Ильма - горно-обогатительный комбинат, который производит добычу и обогащение руды. Руда найдена здесь 7 лет назад.

В Ловозерском районе имеется ряд колхозов. Все колхозы оленеводческие, Самый крупный колхоз - Ловозерский. Называется «Тундра». В нем насчитывается больше 15 тыс. оленей. Олени питаются исключительно ягелем. Вокруг селений его мало (выдёргивают на заготовки, вытаптывают). Выдернутый с корнем ягель отрастает лет через 25. Поэтому оленьи стада уходят далеко от колхоза - на расстояние до 400 км. Оленьи матки называются важенки. На них не ездят. Ездят только на быках. Ежегодно проводятся бега на оленях по речке. Дистанция гонки 3 км. Упряжки проходят это расстояние за 2 м. с несколькими секундами. Участвуют в гонках все колхозы. Победители получают призы.

Раз её погладив, уже невозможно оторваться.

Второй год в колхозе «Тундра» разводят американскую норку, которая отличается ценной шкуркой. Число их достигает 150.

Население в основном состоит из саами (лопарей) и коми. Есть, конечно, и русские. Мы заметили, что саами не любят, когда их называют лопарями. Пастухи - все саами или коми. Языки саами и коми совершенно не похожи друг на друга. Живут они в разных частях посёлка. Царское правительство создавало национальную рознь между этими народами. Некоторые пережитки остались до сих пор. Имеется местная национальная интеллигенция - особенно из коми: зоотехники, ветеринары, агрономы. Председатель колхоза «Тундра» - коми. Живут грязно - особенно саами. Санитарно-гигиенические условия на низком уровне. В ряде мест (Воронье, Краснощелье, Чудзьявр и др.) многие не видали автомобилей, паровозов, но зато самолёты в небе видят часто. В Ловозеро есть средняя школа, в которой обучаются 450 человек.

Животный мир района: песец, росомаха, волк, лиса, куни­ца, куропатка, глухарь и др. Волки людей не трогают - с них хватает оленей. Для того, чтобы защитить оленя от волка, достаточно вывесить на нем лоскут, который пахнет человеком.

31 января.

В 10 часов утра выходим из Ловозера. Погода благоприятная. Температура -9°. Падает слабый снег. Дорога на Нивку, которая расположена в 15 км. от Ловозеро, хорошо накатана и ясно видна. Заблудится трудно, т.к. все боковые ответвле­ния более узкие. Лес есть местами - ёлочки и карли­ковые берёзки.




Три ёлочки.

Только отошли - и уже 10 км!

В 10 км от Ловозеро стоят три ёлочки, на одной из которых повешена фанерная дощечка с надписью: «До Ловозеро 10 км».

Ближе к Нивке лес густеет. Усилился ветер. Пошёл густой снег. К Нивке подошли в 12 часов.

Нивка это один маленький домик водомера, распо­ложенный на берегу реки Вороньей, хозяин - пожилой саами - принял нас, а сам на оленях уехал до вечера в Ловозеро. Вскоре появился ещё один саами - боро­датый старик, весёлый и разговорчивый. Он живёт в подобной избушке на рас­стоянии 2 км от Нивки.

С улыбкой мы выслушали его рассказ о том, что он болен и не может жить в Ловозеро. Ведь Ловозеро - это большой город - там можно задохнуться от бензина!

Мы решили переночевать на водомере. Вечером мы сидели в темной избушке в глухой тундре и слушали концерт по заявкам. Аккумуляторный приёмник работал плохо, звуки затихали. Приходилось выключать и через некоторое время включать снова.

Родная Москва провожала нас в трудную дорогу...

Вернулся хозяин. Наши расспросы о местности по реке, Воронья опять ни к чему не привели. Хозяин сообщил только, что участок Воронье - Териберка знаком пастухам и охотникам.

1 февраля.

В 9 часов утра выходим на Воронье по реке. Температура 5 - 6 градусов. Ветер умеренный. В 8 часов 30 минут - синие сумерки, но уже можно различать окружающие предметы. Дорога идёт по реке, иногда сходит на берег и снова возвращается на реку. Берега плоские, поросшее лесом - ель, берёза, ивовый кустарник. Ширина реки у Нивки - 30 - 40 м, дальше - больше.

Дорога за сегодняшний день два раза выводила нас на правый берег и один раз на левый. Но большей частью идём по самой реке. «Дорога» - это громкое название. Движение по ней весьма редкое, а снег идёт часто.


Пейзаж в районе Нивки.

Главное еще впереди.

Следы полозьев быстро исчезают. Нам повезло. Прямо перед нами проехала райда. Шли по свежему следу. Погода удивительно быстро меняется. Ветер порывами в лицо - то сильный, то слабый, то исчезает совсем. Облака несутся с большой скоростью. Небо то затягивается облаками и идёт густой снег, то, буквально, через пять минут проясняется и снег исчезает. Снова тихо и солнечно.

В 15 ч. свернули с реки в лес на левый берег и стали готовить очередную холодную ночёвку. Снег в лесу очень глубокий, ходить без лыж очень трудно, да и на лыжах нелегко. В пол пятого уже наступили вечерние сумерки.

Среди нас нашлось трое фанатиков (Даниленко, Карманов и Баранов), которые решили срубить большую ель для костра. Они долбили её топором (тупым) попеременно, с удивительным упорством. Щепки летели в суп, в чай, в лица и прочие места. Не прошло и 5 ч., как дерево упало. Его вложили в костёр вместе с другим толстым бревном (одно бревно горит плохо). Костер достиг огромного размера и все с наслаждением грелись и сушили штормовки и «поганки». Это дерево горело всю ночь, но не сгорело. Его можно было бы жечь ещё много дне? ...

2 февраля.

...и поэтому утром следующего дня мы покидали его с большим сожалением.

По р. Воронья. Командор ориентируется в пространстве.

Даниленко все утро искал свои подтяжки, обвинял в краже по очереди всех членов группы. Наконец, он окончательно решил, что их украла росомаха. Вскоре подтяжки были найдены. Они провалились в его собственные штормовые штаны.

Вышли обратно на реку в 11ч. 30 м., твердо решив сегодня дойти до Вороньего. Температура утром 2-3 градуса мороза. За ночь нападал слой снега толщиной 10 - 15 см., и след райды почти исчез. Идти стало намного, труднее. Стараемся идти по прямой, срезая повороты реки. Даниленко предложил срезать поворот по берегу, однако осторожные голоса напомнили мудрую украинскую поговорку - «Поидышь в объизд, то приидышь пид обид, а поидышь навпрямца, то спиймаешь стрямця» (то есть, застрянешь). Примечание: просим прощения у украинцев за плохую орфографию.

Командор приказал двигаться по реке. Тем временем температура повысилась и достигла 0°. Пошёл мокрый снег. Подул тёплый ветер в лицо. С большим трудом продвигались вперёд, поминутно очищая подмерзавшие лыжи. До Вороньего мы должны были пройти ещё Большой порог. Напряжённо всматривались мы в уходящую вдаль белую ленту реки и прислушивались, стараясь уловить шум падающей воды (пороги не замерзают). Однако никаких признаков порога обнаружить не удавалось. Вскоре подошли к месту, где изо льда торчало несколько камней, а по левому берегу стали заметны полыньи. Шли, прижимаясь к правому берегу. Решили, что это и есть Большой порог. Увеличили темп. Нам говорили, что от по рога до Вороньего 8 км. Сгустились сумерки. С трудом различали кое-где ещё сохранившиеся следы полозьев. Вскоре они увели нас с реки на левый берег в лес. Лес редкий и низкий - карликовая берёза. В 17 ч. 30 м. натолкнулись на чум. Вокруг чума были расставлены сани. Саами, встретивши нас, занимался их изготовлением. Он сообщил нам, что мы идём верно и в данный момент обходим Б.Порог. Все сбросили рюкзаки, уселись на сани и приуныли. Догорала жёлто-красная заря. Стало почти совсем темно. До Вороньего оставалось 8 км, но, несмотря ни на что, было решено двигаться дальше. Вдруг к чуму подъехала райда. Это было неожиданное облегчение. Потолковали немного с саами, и они уехали, оставив нам свежий глубокий след.

Даниленко взял старт вместе с оленями. он решил соревноваться с ними в скорости. Первые секунды он бодро летел впереди. «Данило, брось! Данило, брось!» - кричали ему вдогонку. Но Данило не сдавался. Однако погонщик заметил, что что какой-то тип маячит перед носом и застилает горизонт своей корявой фигурой. Погонщик небрежно шевельнул левым мизинцем. Олени рванулись. Данило тоже рванулся и оказался «у глубине». Олени обошли его так легко, как будто он стаял на месте и только яростно перебирал руками и ногами.

Райда исчезла вдали в темноте. После чума дорога под горку быстро выходит обратно на реку. Заря погасла, но сзади остался изумительно красивый лиловато-синий просвет неба, окаймлённый снизу, вдоль горизонта узкой багровой полоской. Слева из-за леса выходил столб северного сияния, который конусом расширялся кверху, распадался на, полосы и далее, уже за облаками, простирался к другой стороне горизонта.

Впервые наблюдали мы северное сияние. Вид его наводил на мысли о бесконечности вселенной и бренности человеческого существования. Долго любоваться было некогда, надо было спешить. Оттепель кончилась.

Спустя полтора часа вдали показались керосиновые огоньки. Воронье!

Судя по времени и скорости нашего движения, от чума до Вороньего не 8 км, а 12-13 км.

Председатель с/с Карпов устроил нас на ночлег в доме колхозника Александра Павловича Дмитриева.

Общее расстояние Ловозеро - Воронье по нашим расчётам - 70 км.

3 февраля.

С утра погода была ясная. Температура -17°. Сегодня по плану похода - здесь днёвка. Завтра мы должны начать наиболее трудный участок маршрута Воронье - Териберка. Здесь в Воронье удалось, наконец, установить необходимые подробности об этом участке.

Оказалось, что дальше двигаться можно двумя путями:
а.) По реке Воронья до Голицыно и далее по стадной дороге на Териберку.
б.) По реке Воронья 35 км, а далее, минуя Голицыно, напря­мик через тундру - в Териберку.

Первый путь был несколько длиннее, но в то же время легче и проще в отношении ориентировки. Основная трудность на этом пути - обход порогов: Лешего, Медвежьего, Дровяного. Дело в том, что обход порогов - дело не простое, желательно знать удобные места выхода на берег, дорогу на берегу, где ориентировка затруднена (реки не видно). Нельзя слишком рано и нехорошо слишком поздно возвращаться на реку. Все же этот путь можно с некоторым вполне допустимым риском пройти без проводника, предварительно хорошо разузнав дорогу и запасшись хорошим снаряжением.

Второй путь показался нам более привлекательным и разнообразным. По этому пути обычно следуют местные райды в своих крайне редких поездках в Териберку. Этот путь невозможен без проводника. Поэтому было решено обратиться в правление колхоза с просьбой дать опытного человека. Нам выделили упряжку из трёх оленей и проводника - нашего хозяина Александра Павловича, опытного оленевода, много повидавшего на своём веку, гостеприимного и радушного человека. Олени обходятся в копеечку. Упряжка стоит 50 р. в сутки, проводник - 25 р. При этом надо учитывать 2-3 дня, которые потребуются проводнику для возвращения. Поэтому мы ограничились минимальным числом оленей. Управляемые проводником, они должны были:
а.) указывать путь;
б.) прокладывать колею для облегчения движения по глубокому снегу; в крайнем случав подвезти одного человека (в случае болезни или травмы).

Выяснили также совершенно точно, что, кроме нескольких порогов и отдельных редких полыней река замерзает на всём протяжении почти до Голицына, включая все притоки. Полыньи хорошо видно, а пороги издают характерный глухой шум. От Голицыно и до устья река не замерзает. Лес есть по всей реке за исключением немногих недлинных участков, которые можно быстро пройти. В случае же приближения темноты не следует выходить на голое место, надо обождать до утра. Лес слегка редеет и уменьшается на север от Вороньего и снова густеет к Голицыно.

Карликовая берёза вполне годится для костра - это было затем проверено нами на опыте. Можно найти кусты с довольно «толстым стволом (до 20см). Необходимо только захватить сухой чурбачок для разжигания костра.

Температура в районе Вороньего никогда не достигала такой космической цифры, как - 50. Один раз за последние полстолетия температура была - 45°. Температура 30-40° бывает чрезвычайно редко. Практическая температура, о которой следует говорить- это 15-25. Морозов здесь следует бояться гораздо меньше, чем оттепелей, которые случаются сравнительно часто.

В Москве нам сообщили, что ветры в этой части полуострова дуют преимущественно в спину (при движении на север). Мы не заметили этого. Ветры дули во всех направлениях - и в лицо так часто, как и в спину. По мере приближения к побережью ветры усиливаются. Однако большей частью они гасятся прибранными горами. Скорость ветра 30 м/сек. - типичная ерунда. Ветры вполне сносные. Заряды в январе в феврале бывают редко. «Заряд» - это сильная кратковременная (0,5 -1-2 часа) пурга, внезапно возникшая и столь же внезапно исчезнувшая. В основном заряды случаются весной - в марте и апреле.

Такова была обстановка, которую мы выяснили в селе Воронье, и которая нас вполне устраивала. В дальнейшем все эти сведения получили практическое подтверждение.

Воронье - это деревня приличных размеров, но немного меньше Ловозеро. Домики преимущественно очень маленькие. Кругом простирается тундра - безрадостная холмистая равнина, покрытая черным низким кустарником. Жители встречают нас очень радушно: все, даже маленькие, здороваются с нами на улице. Живут здесь саами и русские. Саами, кроме самых маленьких и самых стареньких, хорошо знают русский язык.

Имеется начальная школа. В школе два учителя: Лазарь Дмитриевич Яковлев и Валентина Михайловна Зверева. Валентина Михайловна, молоденькая учительница из Мурманска, рассказала, что у неё в 3-м классе учатся 2 человека - мальчик и девочка. Мальчик - это Витька, сын нашего хозяина - смышлёный и бойкий парень, учится хорошо. Девочка неспособная и не вылезает из двоек. «Ужасное положение, - жалуется учительница, - успеваемость только 50% и никак я этот процент поднять не могу!»

Народ здесь крепкий, выносливый, болеют редко. Живут большинство саами, как и в Ловозеро, грязно. На полу и на столах замусорено. Другой сын нашего хозяина трёхлетний Пашка так измарался, что даже собака не выдержала и стала его вылизывать. Любимым его занятием было катать пустые банки и бутылки по полу, пока они все не побьются.


Лопарчата.

Лопаренки.

Маленькие саами вызывают умиление. В малицах и крошечных унтиках они выглядят чрезвычайно трогательно. От земли на вершок, а уже на лыжах.

Мы сфотографировали нескольких мальчиков - расставят ручонки, как куклы, и стоят. Мы их поставили, как нам было удобнее и сняли. Потом ушли, а они так и остались стоять в прежних позах, удивлённо.

На горизонте снова появилась «прекрасная лопарка». Все налетели на неё, окружили и долго не могли наговориться. Тем временем подготовка к походу в «ужасную» тундру была в разгаре. Полдня вколачивали в стол «козла».

С.Воронье. Местные жители.
В центре «прекрасная лопарка» Аля.

Боря Баранов яростно и упорно зашивал «поганки». На окне скопилась батарея бутылок, подозрительного содержания.

Мысль о корейке никому не давала покоя. В массы брошен лозунг: «Долой корейку, да здравствуют мясные консервы в стеклянных банках по 9 р. за полкило!» Командор долго сопротивлялся, но в конце концов Витя забрал корейку подмышку и отправился в магазин. Ко всеобщему удивлению он вернулся без корейки, но зато с сахаром, мясными консервами и пачкой денег. Народ ликовал, несмотря на то, что корейку загнали по дешёвке.

Вечером мы направились в клуб, который помещается в здании школы. Это небольшое помещение с маленькой сценой, столом и трибуной. Здесь состоялось собрание колхозников по выдвижению кандидатов в депутаты в Верховный Совет СССР. Были единогласно выдвинуты кандидатуры товарищей Молотова, Поспелова, Захарова и Прокофьева.

«Фортуна». Обратите внимание: она может стоять к вам лицом, но обычно стоит задом, тараща круглые глазенки.

В Воронье имеются клуб и агитпункт. Население занимается оленеводством. Сейчас как раз подводили итоги работы колхоза за 1953 год. На один трудодень полагается: 360г мяса, 250 г. молока, 90 г рыбы, 12 р. 60 коп. денег. Средний заработок колхозника 500 трудодней. Есть передовики, наработавшие 800 - 1000 трудодней.

Зашли в магазин. Выбор здесь меньше, чем в Ловозеро, но продуктов достаточно много. Мы обзавелись даже двумя эмалированными кружками, которых не могли найти в Москве. Запаслись продуктами на дальнейшую дорогу. Продавщицу зовут Люся - румяная бойкая девица. Витя Тулупов долго охмурял её. Он задался целью продать ей нашу корейку, которой у нас было слишком много и которая всем изрядно надоела. Люся не понимала шутит он или говорит серьёзно и не знала плакать ей или смеяться. В результате она попросила её сфотографировать.

Командор тем временем не терял ни минуты. Он явился на склад и забрал последние из имевшихся там оленьи рога к величайшей зависти остальных членов группы.

После коротких речей и голосования один из членов нашей группы - Сарно - прочитал доклад о международном положении.

Затем выступил начальник группы Бузунов и преподнёс клубу сборник открыток с видами Москвы. Открытки вызвали огромный интерес и их буквально, рвали из рук. Затем завязалась оживлённая беседа между нашими студентами и местными жителями. Жадно расспрашивали они о Москве, о нашем институте. Зазвучал аккордеон. Полились плавные, нежные звуки вальса. По крашенному деревянному полу заскользили оленьи унты, валенки, сапоги и даже модные туфли. Танец сменяется танцем. Кто-то попросил сыграть кадриль. «Кадриль! Кадриль!» - закричали все. Весёлые, лихие звуки наполнили небольшую залу, освещённую двумя керосиновыми лампами. Началась задорная, бойкая пляска. «Наша, народная кадриль», - с гордостью пояснил один саами.

В это время командор в углу яростно защищал честь Москвы, по игре в домино. Несмотря на свирепую мину командора и ужасные удары в стол, команда Москвы продулась со счётом 1:2.

Затем стали играть в ручеёк. У нас в столице игра в ручеёк обязательно сопровождается варварской манерой бить в спину. Здесь этого не было. Здесь играли и одновременно друж­но пели песни. Мы все включились в игру. Ручеёк оживился, песня стала громче. Однако мы стали бить друг друга по спине. Все немедленно взяли с нас пример - варварство прививается быстро даже в глуши.

Снова последовали танцы, в которых активное участие приняли москвичи. Затем командор отдал приказ возвращаться на кварти­ру. Все дружно и сердечно попрощались с нами, пожалели, что мы рано уходим. Мы шли по скрипучему снегу под северным сиянием и радостное тёплое чувство наполняло наши сердца, чувство симпатии и дружбы к этим простым людям, жизнь которых была очень и очень нелегка. Мы были рады, что пришли сюда, чтобы оказать этим людям посильную помощь, принести хоть небольшую пользу.

День закончился небольшой вечеринкой с участием председателя колхоза Егора Игнатьевича Кузьмина, нашего хозяина и хозяйки. Пили за успех похода.

4 февраля.

В 8 часов командор зверски поднял Серёгу Карманова, который ходил по комнатам, как бледное пятно. Остальные спали. «Встать!» - заорал командор. Все проснулись и заявили протест. Все считали столь ранний подъем бессмысленным.

«Не стыдно вам?! - заявил командор - Серёга и тот встал. Вот живой пример перед вами». Вид «живого примера» вызвал всеобщий хохот. «Живой пример» спал, сидя на стуле. «Живой пример» больше походил на «живой труп».

Мы запросили у местного населения рога. Местные жители попросили их фотографировать. С утра все население от мала до велика потянулось к нашей хате фотографироваться. Некоторые принесли рога. В конце концов мы были вынуждены возвращать рога обратно, т.к. их стало слишком много.

Гаврила Емельянович Дмитриев принёс очень красивые бархатные рога. Эти рога были предназначены одному оленеводу из Мурманска, но он не приехал за ними. Рога попали к нам.

Старик Гаврила Емельянович поблагодарил нас за то, что мы посетили Воронье. Он сказал, что очень ценит нашу храбрость и что он считал бы для себя долгом встречать нас при въезде в деревню, если бы это было возможно.

Вышли мы в 15 часов. Многие местные жители вышли нас провожать.

Температура -14. Ветра почти нет. Идём по реке. В 5 км от Вороньего наблюдали последнюю сосну - дальше лес состоит исключительно из карликовой берёзы. Прошли Сухое озеро и обошли по, правому берегу Леший порог. Объезд порогов называется в этих местах «тайболой. Объезд Лешего порога - «Лешая тайбола». Порог сильно шумит. Сфотографировать его не удалось, т.к. проходили тайболу уже в темноте. Леший порог на нашей карте не указан. Длина тайболы - около 1 км.

Снова вернулись на реку и двигались дальше по озеру Кевляхьявр. Прошли по правому берегу вокруг Медвежьего порога («Косая тайбола»). Здесь тайбола раза в 2-2,5 длиннее.

Гаврила Емельянович

За Медвежьим порогом остановились на холодную ночёвку на правом берегу реки. Леса по выходе из Вороньего - немного, но место для ночёвки с приличной растительностью найти нетрудно, но обязательно засветло, если нет знающего проводника.

В эту ночь мы наблюдали особенно красивое разноцветное сияние.




Вот где комфорт-то

Горячий завтрак после холодной ночевки.

5 февраля.

Температура сегодня утром - около -10°. Вышли на реку. Через 5-7 км после Медвежьего порога имеется небольшой порожек с полыньями. Обходим их вдоль правого берега. Очень скоро после этого река резко сужается. Тут мы свернули с реки на левый берег и двинулись в тундру. Метров через 300 пересекли телефонную линию. Эта линия идёт от Ловозеро через Голицыно и Гаври­лов о на Териберку. Имеется ответвление на Воронье. Линия идёт по левому берегу реки. Кругом однообразные серые холмы, поросшие, кустиками. Холмы низкие и длинные. Много снежных полян. В 16 ч. взобрались на высокий холм, господствующий над местностью. С этого холма виден весь наш путь от реки. Во все стороны без конца и края одна картина:


Родник.

Холмы...холмы...холмы...

Холмы...холмы... холмы... Спустились в ложбину и повернули направо вдоль подножия холма. Здесь имеется незамерзающий ключ. Вошли в полоску очень приличного леска у реки Эйнч. Здесь остановились на очередную холодную ночёвку в 16 ч.30 м.

Мы затерялись в белых просторах долгожданной тундры.

Чёрт нас дёрнул сюда идти!

6 февраля.

С утра мороз небольшой. Пересекли реку Эйнч. Через некоторое время пошла пороша, которая затем, совершенно неожиданно для нас перешла в дождь. Дождь при морозе! Штормовки и рюкзаки немедленно покрылись слоем льда. Здесь ветры сильнее и поэтому глубокий снег встречается редко. Идём главным образам по насту. Идти легко, скольжение хорошее. Однако после дождя наст во многих местах покрылся льдом. Лыжи разъезжаются, идём на руках. Лес почти исчез. Вокруг голая белая равнина. К вечеру усиливается встречный ветер.

Вышли на озеро №1. (Нумеруем, т.к. не все озера обозначены на карте, а у большинства обозначенных нет названий.) Пройдя озеро, остановились на холодную ночёвку. Тут есть отдельные деревья и вполне можно организовать костёр.

7 февраля.

Вышли в 9 ч. 45 м. Температура -17 - 18°. Ветра почти нет.

Камни, снег и кустики, в совокупности, именуемые тундрой.

Миновали два небольших озерка (№2 и №3). Снега на них почти нет. Передвигаться приходится по голому льду. На берегах озёр почти ничего не растёт - кое-где есть мелкий кустарник.

Озеро №3 есть на карте и называется Чольмявр. Дальше двигаемся вверх и вниз по холмам, покрытых мелким кустом. Прошли озеро № 4. Берега его совершенно белые. Фотографировать совершенно невозможно - с равным успехом можно просто засветить плёнку. За этим озером растительность исчезает совершенно. Всюду по холмам только снег, камни и обледеневшие серые кочки. Здесь начинается прилегающая к морю полоса настоящей безлесной тундры. Останавливаться здесь нельзя - надо идти до Териберки.

Переведём дух - впереди горы.

Небо затянуто белыми облаками. Абсолютно белый снег, белое небо. С большим трудом можно заметить линию горизонта. Весь мир как будто погружен в молоко. Не видно ни лыжни, ни ямок, ни бугров, ни спусков, ни подъёмов. Лезешь вверх, потом вдруг неожиданно катишься вниз, Идущий впереди Боря Баранов разогнался на спуске и вдруг исчез - как будто сквозь землю провалился.

Замёрзший водопад потерял на фотографии свою эффектность.

Как вскоре выяснилось, он слетел со снежного обрыва высотой метра в 3. Обрыва совершенно не видно. Не разобрав, что и к чему, Сарно последовал за Барановым, но он упал в более удобном месте, где высота была поменьше - метра 1,5. Дело обошлось без увечий.

В 12.30 прошли ещё озеро (№ 5).

На этом озере - начинается стадная дорога - следы копыт, кал, ямки до земли, вырытые оленями в поисках ягеля. Дорога дальше ведёт к Териберке. Дорога чёткая и наезженная.

В стороне моря нависли тёмно-серые тучи. На их фоне резко выделяются белые холмы. Дальше холмы приобретают голубоватый цвет. В зените проглядывают участки чистого неба. Дует попутный ветерок. Холмы вырастают. Это уже, пожалуй, не холмы, а горы. Извилистая дорога с подъёмами и большим числом длинных извилистых спусков чрезвычайно живописна. Миновали озеро №6. Горы становятся круче. То тут, то там встают каменистые обрывы. Солнце приближается к горизонту. Снег на склонах окрашивается в золотисто-оранжевых, а затем багровый цвет. Удивительная красота приковывает взоры. Проехали озеро №7. Небольшой подъем и перед нами открывается изумительная картина: отвесная гранитная скала, состоящая из коричневых угловатых камней с черно-синим отливом, и по бокам её - два замёрзших налету зеленоватых водопада. Затем следует озеро №8.

Спуски сменяются подъёмами, подъёмы - спусками.

Вот вдали показался морской залив! Сине-серая вода, а над ней клочья коричневых туч. С моря дует очень сильный ветер. Преодолеваем последний крутой, извилистый и каменистый спуск и выходим к берегу залива. В сгущающихся сумерках увидели мы огни Териберки. К посёлку дорога проходит под высокой скалой по песку по самому берегу моря. Пройти тут можно только в отлив. Последнее испытание - шагаем на лыжах по песку. В 17 ч. 30 м. прибыли в Териберку - конечный пункт лыжного похода. Расстояние Воронье - Териберка около 120 км.

Не успели мы войти в посёлок, как сразу налетели на представителя МВД. Тут же последовала проверка документов и пропусков в погранзону. Выяснили, что пароход на Мурманск уходит завтра - 8 февраля. Это нас вполне устраивало.

В конце похода, поднимая стакан водки командор заявил: «Поход закончился прекрасно. Я думал, что он закончится хуже. Я доволен всеми участниками похода. Все участники оказались на высоте. Выпьем за новые походы!»

8 февраля.

Посёлок Териберка является районным центром. Основное занятие местного населения - рыболовство. Имеется здесь два колхоза: «Мурманец» (рыболовецкий) и «им. Ворошилова» (рыболовецко-оленеводческий).

Лыжи снова Связаны - до следующе» зимы.

Териберка. Горы, снег и море - что ещё нужно для туристического счастья. Только ветер забыли изобразить на фотографии.

Основная рыба - треска и сельдь. Рыболовный сезон - с марта по октябрь (ноябрь). Зимой ловля прекращается, так как колхозы имеют лишь небольшие тральщики, которые не могут уходить далеко в море. В колхозе «Мурманец» разводят американскую норку.

В Териберском районе всего 8 колхозов - из них на побережье – 6. Все прибрежные посёлки (в том числе и Териберка) именуются здесь становищами.

Промышленности в Териберке пока нет никакой. Электричество, как и в Ловозеро, вырабатывает движок.

В Териберке имеется средняя школа, в которой занимаются 600 человек. Имеется дом культуры, где показывают кино и бывают концерты своими силами и силами приезжих артистов (из Ленинграда, Мурманска, Северного флота, пограничных войск. Московские артисты никак не доедут). Имеется также клуб пионеров и клуб рыбокомбината.

На расстоянии 1 км от Териберки расположена губа Лодейная и посёлок Лодейный. Здесь помещаются судоремонтные мастерские.

В Лодейном останавливается рейсовый пароход, следующий по маршруту Мурманск - Териберка - Йоканга и обратно с промежуточными остановками или без оных. В Лодейное из Териберки перед приходом парохода идёт специальный бот.

Основной рейсовый пароход именуется «Ястреб» и представляет собой старую, ржавую, закопчённую посудину, построенную до революции и получившую в народе название «Ворона». Из Териберки в Мурманск он уходит 5 раз в месяц. Есть ещё один пароход - «Державин» - красивый и комфортабельный, который следует по тому же маршруту, что и «Ястреб», но без промежуточных остановок. Из Териберки в Мурманск он уходит 2 раза в месяц. Это единственные более или менее надёжные цифры. Расписание приводить не имеет смысла, так как оно не соблюдается.

Снег в Териберке сходит в конце мая, выпадает в сентябре-октябре. В этом году снег выпал только в январе – но это исключительный случай. На горах снег держится круглый год.

Самая низкая температура -22°, но она наблюдалась очень редко. В основном -8 -10. Часто зимой бывают дожди, и оттепели. Ветры здесь очень сильные. Это мы частично испытали на собственной шкуре. Весной и осенью часто бывают ураганы.

Огромную помощь в Териберке оказал нам секретарь РК ВЛКСМ Павел Иванович Панчин. От него мы ещё раз узнали, что р.Воронья в северной части почти ничем (отличается от её участка, пройденного нами (90 км), - те же низкие холмистые берега, берёзовый кустарник по берегам, вполне подходящий для костра. Он сообщил нам также, что в устье Вороньей водятся в большом количестве тюлени.

Ожидание «Ястреба» сильно затянулось. Бот доставил нас в Лодейное в 12 ч. дня и до вечера мы ожидали в кубрике бота. Ходили в столовую. Ветер, буквально, сбивал с ног. Карманов и Тулупов согревались - они помогали разгружать снасти с одного из судов.

Пароход прибыл в 19 часов. При посадке проверяют паспорт и пропуск в погранзону (случае отсутствия местной прописки). При посадке наблюдался полны» беспорядок, сутолока и сумятица. С бота на пароход нужно подниматься по верёвочному трапу. Масса народу жаждала попасть на пароход. Пароход был переполнен. Мы имели палубные билеты и необходимо было быстро ориентироваться, и найти тёплое, укромное место. Эта задача была прекрасно разрешена командором, в результате чего мы с вещами оказались в уютном коридоре II класса. Оттуда ответственные лица неоднократно пытались нас выгнать, но мы отнеслись к этим требованиям достаточно равнодушно. Цивилизация встретила нас неласково. Захотелось обратно в тундру, в белоснежные, молчаливые просторы. Пароход вышел в открытое море и взял курс на Мурманск. Слегка покачивало.

9 февраля.

Прибыли в Мурманск в 5 часов утра. Мурманск не произвёл на нас никакого впечатления. Город большой, но грязный и некрасивый.

В 9 часов 30 минут мы погрузились в поезд Мурманск - Москва.

Впереди нас снова - ждала родная столица.

Поход закончен.

Да здравствуют походы!

...оооОООооо...

5. Выводы и рекомендации.

Итак, основные практические выводы из данного похода следующие.

  1. Прежде, чем отправляться в этот район, необходимо приобрести пропуск в Главном Управлении милиции (Ленинградское шоссе, 22).
  2. В конце января и начале февраля светает в 8 ч. 30 м. и темнеет в 16 ч. 30 м., так что имеется очень небольшое число (6-7) ходовых часов.
  3. Хищных животных в этом районе опасаться не следует.
  4. Температура редко превосходит -20 -25° и вполне допу­стимо ночевать в палатках без примусов. В крайнем случае при большом морозе можно ночевать у костра с заслоном.
  5. Ветры в январе - феврале обычно несильные. Заряды в основном имеют место в марте-апреле.
  6. Лес практически имеется по всей р.Воронья. Карликовая берёзу является хорошим топливом при наличии сухого чурбачка.
  7. Река вместе с притоками замерзает на всём протяжении за исключением порогов и устья.
  8. По р.Воронья надеяться на проторенную дорогу не приходится.
  9. Погода меняется чрезвычайно быстро.
  10. Желательно для прохождения участка реки севернее Вороньего иметь опытного проводника.
  11. Местное понятие о километрах отличается от действи­тельного. Местные жители имеют склонность преуменьшать рас­стояние.
  12. Необходимо иметь с собой опанки.
  13. Желательно иметь ружье на куропаток, которые встре­чаются в огромных количествах.
  14. На хорошо просмолённых лыжах можно идти без мази. Следует периодически прогревать лыжи на костре и протирать сухой тряпкой. Подбирать мазь очень трудно, так как часто меняется погода.
  15. Продукты следует брать только до Ловозеро.
  16. В данном районе много интересных и красивых мест по реке, в тундре, на побережье. Вечерня и утренняя заря, ночное небо и северное сияние удивительно красивы.

 
в начало
В начало
 Пишите на на главную
На главную